Изображение носит иллюстративный характер / Фото: Reuters

Четыре молодых человека в теплых куртках толкаются, стоя у стеклянной витрины и привлекая внимание находящихся за стеклом девушек в кружевном нижнем белье.

«Это все добродушное подшучивание. Даже они знают, что такое подшучивать, — говорит мне один из мужчин, показывая рукой на бордель. — Они знают об англичанах. Мы на них достаточно денег тратим».

Но многие женщины, продающие свои тела, все чаще сталкиваются с проблемой, когда им становится сложнее привлекать клиентов из-за туристов, которые встают напротив витрин и делают селфи на телефоны. То есть их больше интересует возможность сфотографироваться, а не покупка секс-услуг.

Первая в истории Амстердама женщина-мэр пытается найти решение этой проблемы. Фемке Халсема готовится представить несколько инициатив, которые помогут оградить секс-работников от объективов камер.

«Это самый крупный бесплатный парк аттракционов во всем Амстердаме», — говорит местный житель Фритс Раувут, проводя меня по паутине мощеных переулков. Многие проститутки его узнают и приветливо машут рукой.

У Фритса в квартале красных фонарей есть книжный магазин, в который он приглашает жриц любви на чашку кофе, чтобы они могли на время отвлечься от оскорблений и угроз, с которыми они постоянно сталкиваются на улице.

«Им некуда бежать, — говорит он. — Чтобы зарабатывать на жизнь, им приходится стоять в витринах, и посмотреть на них приходит очень много мужчин. Из Англии, Шотландии, Ирландии. Они бывают пьяные, они кричат и пытаются сфотографироваться».

«Мои дети не знают, чем я занимаюсь»


Девушки пытаются прятать свои лица, когда туристы вытаскивают свои смартфоны. Многие из них скрывают свою деятельность от родных и друзей. Если их фотографии появятся в соцсетях, узнав правду, семьи могут их отвергнуть.

Кристина открывает дверь, ежась от холода из-за ледяного ветра, обдувающего ее голый живот.

Она тушит сигарету, уменьшает громкость видеоклипа на телефоне и проводит меня по короткому коридору в небольшую белую комнату. Здесь тепло, а обстановку можно назвать аскетичной: зеркало, черный матрас, гигиенический гель-антисептик, кнопка тревоги и мягкие тапочки.

«Мне не нравится [торговать телом], но я вынуждена», — говорит она.

Кристина работает в квартале красных фонарей уже 10 лет. Заниматься проституцией ее надоумила знакомая из Венгрии, которая заработала целое состояние в секс-индустрии Амстердама.

За полчаса она берет с клиентов 100 евро, а за час — 150 евро.

«Я коплю для двух своих детей. Для их будущего. Они живут с моей мамой в Венгрии. Дети не знают, чем я занимаюсь».

У Кристины нет желания отказываться от своей деятельности. Она приносит неплохой доход, даже несмотря на надоедливых туристов.

Она прекрасно говорит на нидерландском языке. По ее словам, у нее нет сутенера, а телом она торгует, потому что это приносит легкие деньги. И здесь она чувствует себя в большей безопасности.

Мэр Халсема выносила на общественное обсуждение идею о возможности разрешить проституткам работать и за пределами клаустрофобного квартала красных фонарей, для чего им бы пришлось получать специальное разрешение.

Но многие из тех, кто связан с секс-индустрией, опасаются, что подобная мера вынудит некоторых женщин работать нелегально.

«Амстердам уже называют столицей проституции, — говорит Карин Веркман, помогающая жертвам сексуальной эксплуатации. — Это еще больше усилит такой статус. Проституции станет больше в частных домах, в гостиницах. Женщины будут незаметны».

«Если открыть остальную часть города для проституции, это привлечет движение другого рода в Амстердам. По улицам будут кружить автомобили, мужчины будут приставать к женщинам, интересуясь их ценой… И это лишь усилит сексуальную эксплуатацию. Не стоит недооценивать, как это скажется на городе», — отмечает она.

Красные фонари Амстердама

  • Правительство Голландии легализовало проституцию в 2000 году;
  • В 2009 году министерство юстиции заявило, что уполномоченный прокурор займется закрытием комнат в квартале красных фонарей, связанных с преступными синдикатами;
  • Секс-индустрия по-прежнему ассоциируется с преступностью, наркотиками, отмыванием денег и другими видами незаконной деятельности;
  • В расследованиях преступлений, связанных с сексуальной эксплуатацией, бордели Амстердама всплывают чересчур часто.

Власти пытались вычистить Де Валлен — так называется квартал красных фонарей, когда муниципальный совет выкупил бордели у сутенеров и затем предоставил помещения в аренду стартапам и художникам.

Никто точно не знает, какое количество женщин работает в секс-индустрии города. Говорят, что это темная цифра.

«Амстердам заверяет, что все под контролем, но мы даже не знаем, сколько здесь работает девушек», — отмечает Фритс Раувут.

«По одним подсчетам, их 4 тысячи человек, по другим — 8 тысяч. Кто-то говорит, что 10% из них работают против своей воли, кто-то говорит, что 90%. Даже если взять самые маленькие показатели, получается, что 400 девушек торгуют телом против воли. По сути, их каждый день насилуют. Если они исчезнут в других районах города, им не станет лучше», — говорит он.

«Ночью квартал превращается в джунгли


Ожидается, что предложения мэра Фемке Халсемы будут опубликованы до конца года.

Она, в частности, предлагает усилить количество полицейских патрулей, ввести систему штрафов для туристов и использовать режим «красного кода», то есть такого предупреждения, при котором исторический район будет закрываться при слишком большом скоплении людей.

Омбудсмен Амстердама Арре Зюрмонд говорит, что ночью квартал превращается в джунгли. Он предлагает ввести возрастное ограничение на его посещение и сократить количество бюджетных авиарейсов в местный аэропорт Схипхол.

Есть и те, кто считает, что само существование легальной зоны секса сводит женщин до уровня объекта и делает их уязвимыми.

«В глубине души мы понимаем, что проституция наносит вред женщинам — физически и эмоционально, когда им приходится заниматься сексом с незнакомцами», — говорит Карин Веркман.

Она считает, что когда государство создает благоприятные условия для ведения секс-бизнеса, потому что женщинам нужно проходить регистрацию и платить налоги, оно по сути становится сутенёром.

Похоже, что муниципальный совет сейчас в первую очередь стремится защитить деятельность проституток.

На многих окнах висит табличка «Te Huur» (сдается в аренду). Бизнес перемещается в интернет. Сайты, предлагающие секс за деньги, дают женщинам возможность рекламировать свои услуги, не выставляя себя на всеобщее обозрение.

И если квартал красных фонарей — это джунгли, то в интернете законы попираются в еще большей степени.