«Изменился и театр, и я сам» – солист балета Иван Савенков о жизни на сцене и за кулисами

Иван Савенков – личность многогранная. Солист балета. Творческая натура, грациозный, хорошо сложенный, харизматичный. Создатель бренда BrutalBros. Уникальные кожаные браслеты и сумки – его рук дело. Откровенно и по душам о секретах своей профессии и не только – в интервью специально для мужской.бел.

Иван Савенков | фото из личного архива

– Не часто в обычной жизни встретишь солиста балета. Это, мягко говоря, не очень распространённая профессия. Расскажите о своём творческом пути. С чего начинают артисты театра оперы и балета?

– Нужно понимать, что в театр не попадают внезапно. Это долгий путь. Всё начинается ещё в детстве. Мне нравилось танцевать, и с первого класса я учился в обычной школе, в классе с хореографическим уклоном. В десять лет передо мной встал выбор – поступить в Белорусский государственный хореографический колледж или продолжить обучение в школе. Мой выбор был очевиден.

– Как же в столь юном возрасте можно сделать такой серьезный выбор? Ведь многие и к окончанию школы не всегда знают, куда поступать, с чем связать свою дальнейшую жизнь…

– Да, в случае с театром всё серьезно. Ребёнок должен четко осознать, что этой профессии придётся учиться столько же, сколько он уже прожил на свете. Кто-то это понимает, кто-то нет, кто-то делает выбор сам, кого-то в колледж отдают родители. И здесь происходит естественный отбор. В период обучения очень большая нагрузка. Специальные предметы чередуются с общеобразовательными. Занятия начинаются ранним утром и заканчиваются в семь-восемь вечера. Причём многие ученики добираются из другого конца города. У меня, к примеру, дорога занимала полтора часа. И так шесть дней в неделю.

– А что же делать, если во время обучения понимаешь: это не моё. Возникало ли у вас желание всё бросить и уйти?

– За девять лет учебы бывало всякое. Многие уходили, причём по разным причинам. Кого-то отчисляли. Обучаясь, ты, можно сказать, рискуешь своим будущим. Тебя не только в любой момент могут отчислить, но к тому же никто не даёт гарантию, что после тебя возьмут в театр. Обучение приходится на период активного роста и формирования организма. Кто-то растёт слишком быстро, появляется склонность к полноте, из-за большой нагрузки появляются различные заболевания. По этой причине многие уходят. Кто-то наоборот, как в моем случае, растет очень медленно. Из-за роста, кстати, тоже отчисляют. Я вытянулся только на последних курсах. В общем, в начале пути всем – и артистам кордебалета и ведущим солистам – приходится нелегко. По факту кто-то добивается своего, кто-то нет. И это уже зависит от личностных качеств и понятия «больше». Больше природных данных, больше упорства, больше силы воли, больше веры в себя, больше амбиций и, конечно, больше везения, удачи.

– Более десяти лет вы выступаете в театре оперы и балета. Каким был ваш первый выход на сцену театра?

– В первый год обучения. Хорошо помню, это был вальс в балете «Спящая красавица». Дети участвуют в некоторых театральных постановках. Конечно, для нас – совсем юных мальчишек и девчонок – это было очень волнительно и ответственно. Мы ощущали себя большими артистами. Со временем эти ощущения изменились. Изменился и театр, и я сам. Постепенно ушёл юношеский максимализм. Оказались очевидными какие-то не самые приятные вещи. В юности казалось, что театр – это и есть вся твоя жизнь, всё делалось на эмоциях. Сейчас же понимаешь, что это лишь часть жизни. Это профессия, у которой довольно короткий век. Но несмотря ни на что, получаю большое удовольствие, выходя на сцену. Все мы адреналиновые наркоманы.

– У вас за плечами более 50 партий. Кто ваш любимый герой?

– Играю отрицательных, героических и комических персонажей. Каждый спектакль хорош по-своему. Но больше других мне импонируют отрицательные персонажи. Например, Тибальд в спектакле «Ромео и Джульетта» или Бирбанто в «Корсаре». В них можно найти очень много красок для выражения.

– Как проходит ваш рабочий день?

– С утра проходит часовой урок, который включает в себя упражнения у станка, на середине зала и отработку основных элементов мужского танца – прыжки, вращения. Задача урока – разогреть тело, подготовить мышцы и связки к работе, дать силовую нагрузку, чтобы при отсутствии спектаклей не потерять форму. Но одного урока недостаточно. После него делаю комплекс функциональных силовых упражнений, чтобы дать нагрузку на группы мышц, которые не получили достаточной нагрузки на уроке. Как правило, это верх – руки, пресс, мышцы кора. После урока начинаются репетиции текущего репертуара. В один день можно репетировать несколько спектаклей, потому что репертуар очень плотный. Если на этот период идет постановка над новым спектаклем, начинаются постановочные репетиции. Если постановочной нет, то днём выпадает редкая возможность отдохнуть. Вечером – спектакль. Домой возвращаюсь ближе к полуночи. И так практически каждый день.

– Получается, свободного времени у вас совсем немного. Как вы предпочитаете его проводить?

– На сегодняшний день если хочешь оставаться на месте, нужно идти, если хочешь хоть немного прогрессировать, то нужно бежать. Поэтому в свободное время, которого совсем немного, приходится решать свои дела, и, конечно же, хочется провести время с семьёй. Вместе с женой и маленьким сынишкой отдыхаем активно, катаемся на велосипедах, выезжаем куда-нибудь в парк, на природу.

– А часто ли ваша жена приходит в качестве зрителя на постановки?

– Жена совершенно спокойно относится к моей профессии, не испытывая особого восторга, к моему счастью. На постановки приходит, смотрит с удовольствием, поддерживает. А вот сына мы к театру не приобщаем. Пока. Пару раз он бывал там, но спектаклей не видел – рановато.

– В каком возрасте артисты балета уходят на пенсию?

– Трудовой стаж артиста балета – 20 лет, т.е. пенсия ближе к сорока годам. Казалось бы, совсем рано для пенсионеров, но у некоторых к этому возрасту суставы изнашиваются настолько, что их состояние равносильно 60-летнему возрасту. Это не шутка. Весь букет прилагается: артрит, артроз, межпозвоночные грыжи… Существуют медицинские препараты и методики, которые позволяют снять боль и поддерживать более-менее рабочее состояние, но удовольствие это не из дешевых. Конечно, всё индивидуально. Бывают люди, которые и в 50 лет ещё выходят на сцену, а бывает и в 30 уходят из профессии по состоянию здоровья…

– Как часто Вы выступаете за рубежом на гастролях?

– На днях вернулся из Франции. Возможность путешествовать – это самый положительный момент в моей профессии. За свою жизнь я посмотрел большую часть мира. Всю Европу, восточные страны, Китай, Южную Корею, Южную Африку, Америку. Причём часто это не туристические города. Вместе с труппой мы двигаемся по стране, как кровь по артериям. Всё происходит довольно быстро. За 30 дней можно увидеть 25 городов, где люди точно так же выходят утром на пробежку, играют с детьми, идут на работу, в магазин. Ты видишь, как живут другие люди, не по телевизору, а своими глазами. И это не те национальные традиции и культура, которые пытаются всегда стереотипно навязать тому или иному народу. Ты становишься свидетелем их бытовой жизни, можешь с ними пообщаться, понаблюдать. Это необыкновенные ощущения.

– Как Вас принимают за границей?

– Реакция на спектакли всегда разная. Принимают хорошо, но чем южнее люди, тем более бурно они реагируют. Испанцы, например, принимают более тепло и шумно, нежели немцы. А где-то вообще не принято хлопать до конца спектакля.

– Несмотря на столь плотный график вам удалось создать свой бренд хэнд-мейд изделий BrutalBros. Кожаные браслеты, ремни, сумки ручной работы украшают образы многих белорусов. Что вдохновляет вас на создание этой продукции?

– Возможно накопился какой-то нереализованный потенциал. Тарковский в своём последнем интервью интересно высказался по поводу творчества: «Человек что-то делает, потому что ему просто хочется это делать, а уже потом ищет причинно-следственные связи своей деятельности, или за него это делают другие». Так и я: свои вещи делаю просто потому, что не делать их не могу. Если появляется мысль в голове, не успокоюсь, пока не воплощу её в жизнь. Однажды мне захотелось, появилась идея – и я сделал первый браслет из старого ремня и элементов выключателя (кстати, этот браслет так и остался у меня). Каждую вещь подсознательно делаю как для себя. Мои покупатели, соответственно, чем-то похожи на меня. Это люди, тонко чувствующие энергию. Точно могу сказать, что мои изделия приобретаются ими не спонтанно. Некоторые люди готовы ждать свою вещь несколько месяцев.

– Сегодня большое количество людей занимается созданием хэнд-мейд продукции, в том числе и созданием кожаных браслетов, сумок. В чем особенность ваших изделий? Что, по-вашему, цепляет ваших клиентов?

– Возможно особое отношение, подход. С каждой вещью я работаю до тех пор, пока не увижу, что она такая, какой хочу её видеть. У меня нет потока. Создаю вещи не для того, чтобы их покупали – у меня их покупают, потому что я их создаю. Мои вещи – часть меня, мой стиль жизни, неразрывно связанный с театром, частичка театрального духа и антуража в реальной жизни. Это история о пиратах и морских сражениях. Это возможность для творческого человека ощутить себя частью этой истории…

– Что дарит вам чувство радости, счастья, эйфории?

– Эйфория и радость – чувства мимолетные, поэтому и испытать их можно по любому поводу. Потому что солнце в небе жаркое, потому что пиво в бокале холодное, потому что сын сказал первое слово, потому что просто делаешь любимое дело и тебе хорошо. Нужно уметь радоваться мелочам, ведь из этого и состоит жизнь.

28 декабря 2018 в 13:43
Мужской.бел