«Уездный да Винчи». По следам вечного путешественника Язэпа Дроздовича
Скульптурная композиция «Вечный странник». Памятник Язэпа Дроздовича в Минске / фото holiday.by

Неспешно прогуливаясь по набережной Свислочи в районе Троицкого предместья в Минске, непременно обратите внимание на «Вечного странника». В скульптурной композиции под таким названием увековечен «Язэп Драздовіч. 1888 – 1954. Беларускі графік, жывапісец, скульптар» (как гласит табличка на постаменте). Какими только эпитетами не награждали этого человека искусствоведы! Пожалуй, самый говорящий из них – «маленький уездный Леонардо да Винчи». В этом году исполняется 130 лет со дня рождения Язепа Дроздовича. Узнать больше о творчестве этого поистине уникального для наших широт человека можно в Национальном художественном музее Республики Беларусь, где открылась большая выставка в честь юбилейной даты. А нам прямо сейчас предстоит узнать, чем Дроздович будоражит воображение впечатлительной публики и по сей день.

Гении рождаются в глубинке

«Уездный да Винчи». По следам вечного путешественника Язэпа ДроздовичаБудущий художник появился на свет на хуторе Пуньки Дисненского уезда Виленской губернии. Сегодня территориально это Глубокский район Витебской области. В семье он был далеко не единственным ребёнком (ещё 4 брата и одна сестра). Вот только все они остались без отца, который умер, когда маленькому Юзику (так звали Язепа родные) было всего 2 года. Разумеется, все рабочие руки были вовлечены в элементарное выживание большой семьи, об образовании можно было только мечтать. Следует отдать должное прозорливой маме, которая заметила увлечённость сына рисованием и лепкой из глины. Она же и направила повзрослевшего Язепа в Виленскую рисовальную школу академика И.Трутнева, в которой учащиеся готовились стать ремесленниками по художественным работам для фарфоровых заводов и иконописных мастерских. Это было единственное образовательное учреждение, которое он посещал (позднейшие курсы военных фельдшеров так себе обучение, хотя все экзамены курсов были сданы на отлично; ещё позже – курсы Минского учительского института). Остальные знания Дроздович получал самостоятельно в библиотеке Виленского университета и из других доступных источников. Здесь его упорству, усидчивости и жажде знаний можно только позавидовать. Спектр интересов художника был широк: литература, этнография, философия, хиромантия, археология, астрономия… Откуда в голове провинциального мальчишки, знавшего только бесконечные переезды безземельной семьи с места на место, тяжёлый физический труд и полуголодное существование вообще могли родиться мысли о далёком космосе?! Поистине, сквозь тернии к звёздам!

В окружении литературных «звёзд»


«Уездный да Винчи». По следам вечного путешественника Язэпа ДроздовичаМало кто знает, но в 1908 году Язеп Дроздович начинает сотрудничество с одним из самых популярных изданий того времени – газетой «Наша нива». Вокруг газеты уже была собрана целая плеяда белорусских литераторов: Купала, Колас, Тётка, Богданович, Бядуля, Горецкий и многие другие. Примечательно, что начинающий художник дебютировал в газете как… писатель! В ноябрьском номере за 1908 год была размещена его заметка под псевдонимом Язеп Разора. К слову, создавать литературные произведения в том или ином виде Язеп Дроздович будет на протяжении всей своей жизни. Но всё же в газете пригодился и Дроздович-художник. Редакция «Нашей нивы» задумалась над выпуском первого белорусского календаря в формате книги. Уже в 1909 году Язеп Дроздович разработал свою версию обложки. Для календаря на следующий год её не использовали, но календарь на 1928 год вышел под той самой обложкой (разумеется, с актуальным годом).

Жизнь «за границей»


«Уездный да Винчи». По следам вечного путешественника Язэпа ДроздовичаКак это часто случается, исторические события так или иначе сказываются и на простых обывателях. Так случилось и с Язепом Дроздовичем, который, приехав в самом конце 1920 года к своей больной матери, в 1921 году оказался уже в совершенно другой стране: Западная Беларусь с малой родиной художника и всеми, кто оказался на этой территории, вошла в состав Польши. В Минск теперь Дроздович попасть не может, но зато часто и подолгу бывает в Вильне. Не забывает он о духовной пище: осматривает музеи города, среди экспонатов которых находит и большой перстень-печать Всеслава Полоцкого, и пражские издания Скорины, и золототканые слуцкие пояса. Но всё же жизнь физическая Дроздовича в этот период невероятно тяжела. Без возможности стабильного заработка, без права национальной самоидентификации, под надзором полиции – эти и многие другие негативные факторы просто истощали художника. Свои внутренние переживания Дроздович передаёт в творчестве, в философском осмыслении происходящего. И вновь поражает область его интересов, обращение к далёкой культуре народов Индии и Китая. Согласитесь, графическая работа под названием «Нирвана» могла быть ожидаемой где угодно, но уж никак не на селянских болотисто-лесных землях в творчестве художника, который нигде, кроме Польши (не по своей воле), и не бывал.

Этнографические «скитания»


Язеп Дроздович – истинный стоик. Он никогда не имел собственного постоянного жилья, переезжал с места на место, останавливался у друзей или на предоставленных от работы временных квартирах. И всё это время продолжал неустанно трудиться. Дроздович не воспринимал постоянные странствия как трагедию, а смотрел на это как на возможность черпать вдохновение для творчества. На протяжении всей жизни он создавал зарисовки белорусских глубинок, памятных мест, связанных с историческими личностями и знаковыми событиями. Им был собран  и перенесён на бумагу большой уникальный этнографический материал: коллекция аутентичной народной одежды, орудия труда белорусских крестьян. Много внимания уделил устному народному творчеству: записал множество пословиц, поговорок, песен. К великому счастью, большую часть собранного Дроздович собственноручно переслал в Минск в тогда ещё Белорусскую Академию наук. Сегодня такие сведения представляют настоящую ценность.

Ad astra… К звёздам…


«Уездный да Винчи». По следам вечного путешественника Язэпа ДроздовичаВ 30-е годы Дроздович обращается к теме, которая интересовала его с юных лет, с того момента, когда он, совсем мальчишка, во время ночлега у догорающего костра всматривался в хоровод созвездий. Вновь библиотека Виленского университета, жадное изучение астрономической литературы и… сны, в которых он переносился не просто на другие планеты, а «посещал» целые города, знакомился с местной архитектурой, населением, флорой и фауной. Утром всё увиденное художник-писатель довольно подробно фиксировал на бумаге. Луна, Венера, Сатурн, Марс – рождается целый цикл картин на космическую тематику, серия карандашных зарисовок и акварелей, дневниковые записи путешественника. Не стоит говорить, что для белорусского искусства того времени подобные работы были абсолютным новаторством, никто даже и не пытался мыслить такими масштабами в творчестве. Чем беднее становилось существование Дроздовича (вот уже несколько лет он жил без постоянного заработка, перебиваясь с воды на хлеб), тем более активными становились его инопланетные визиты. И кто знает, попади эти дневники в нужные руки, возможно, из них родились бы декорации компьютерной игры или превосходный фантастический роман, который со временем был бы даже экранизирован. Видимо, всему своё время.

Вечный странник


«Уездный да Винчи». По следам вечного путешественника Язэпа ДроздовичаПриближался полувековой рубеж земной жизни Дроздовича. Увы, к этому времени ему не удалось обзавестись ни семьёй, ни постоянным заработком, ни даже крышей над головой. Дальнейшее городское существование в голодном одиночестве могло закончиться для Язепа Дроздовича фатально, поэтому он принимает решение о возвращении на родную землю Дисненщины. Наведывается на могилу матери, к своим многочисленным братьям, помогает им по хозяйству, поправляет изрядно испорченное голодом и холодом здоровье, путешествует по знакомым с детства местам. Художник продолжает делать живописные зарисовки местности, портреты местных жителей на заказ, вырезать из дерева. Тогда же создаёт и аутентичные «дываны-маляванки» (разрисованные настенные ковры на льняном полотне), на чёрном фоне которых возникает целый мир с красивейшими сказочными замками, животными, растениями и даже космическими мотивами. В 1938 году Дроздович встречает 50-тилетний юбилей, а уже в следующем году территория Западной Беларуси была возвращена в состав БССР. Воодушевлённый художник устраивается учителем рисования, ботаники и астрономии в Лужковской школе, начинает создавать цикл исторических картин о Скорине, обращается к образу Всеслава Чародея. Спокойная жизнь была нарушена фашистской оккупацией, во время которой, впрочем, творческий процесс не останавливается. В послевоенные годы Дроздович практически не пишет крупных полотен, возвращается к работе над начатой ранее серией о природе Беларуси. В последние годы жизни художника сильно ухудшилось его здоровье. Беспокоила язва, подводило зрение, практически не мог вести дневниковые записи, довелось отказаться от чёрно-белой графики.

Земные скитания этого невероятного человека закончились в августе 1954 года. В бессознательном состоянии его доставили в больницу, где он и скончался. Но кому из нас дано знать, была ли это смерть, или же душа вечного скитальца просто покинула Землю и направилась в те миры, которые посещала по ночам? Луна, Марс, Сатурн, Венера…


Ещё больше о творчестве Язепа Дроздовича можно узнать:
• посетив выставку «Вселенная Язепа Дроздовича» в Национальном художественном музее Республики Беларусь (время работы музея и стоимость билетов уточняйте на сайте www.artmuseum.by);
• прочитав книгу Арсения Лиса «Вечный странник».

Автор: Стаяновский Павел
специально для Мужского белорусского журнала

Разместить свою статью в журнале

11 ноября 2018 в 01:55