Что творится на рынке аренды квартир в Минске и что будет дальше

Рынок недвижимости отреагировал на пандемию и обвал рубля массовым отказом от сделок купли-продажи. Но раньше всех среагировал рынок краткосрочной аренды: практически лишившийся всякой возможности на существование после закрытия границ, он стал на паузу. Допустим, с «суточниками» все понятно. Но вот как собирается выживать рынок долгосрочной аренды жилья и можно ли уже рассчитывать на понижение цены, мы спросили у экспертов. Подробности — в материале realty.tut.by.

«Краткосрочка» фактически умерла»

До того как рынок краткосрочной аренды стал на паузу, Ольга четыре года занималась субарендой. Проще говоря, брала в долгосрочную аренду несколько квартир и сдавала посуточно.

— Но в марте, когда из-за пандемии коронавируса закрыли границы, наша деятельность была «заморожена»: гости не едут, командировки отменены, студентов тоже нет. В то же время надо было платить налоги, коммуналку, рассчитываться с хозяевами квартир. А где было брать эти деньги, когда наша деятельность заблокирована? Единичные клиенты, если и были, то вели себя нагло: одни, например, ссылаясь на кризис, хотели снять квартиру за 15 долларов на пятерых. В итоге я вернула все квартиры хозяину и теперь пытаюсь пройти медосмотр и уйти в соцработники.

Понятно, что самый простой способ — вернуть все хозяину — подходит не всем. По словам собеседника, хорошо знающего рынок аренды, многие из тех, кто занимается субарендой, уговорили хозяев квартир, чтобы на каникулы и ближайшие месяц-полтора они оплачивали лишь коммуналку.

— И многие хозяева согласились, потому что субарендаторы годами приносили им хорошие деньги. Те, кто не пошел на уступки, попробовали уже выставить лишние квартиры на продажу, потому что никто не знает, насколько может затянуться эта пауза, — рассказал рантье Алексей, пожелавший сохранить анонимность, ссылаясь на жесткую конкуренцию на рынке (имя вымышленное, настоящие данные спикера есть в редакции. — Прим. TUT.BY).

У самого Алексея до кризиса было пять квартир, расположенных в исторической части Минска. В начале марта, чтобы иметь финансовую подушку безопасности, он продал одну из них. А чтобы не простаивали оставшиеся четыре, скинул цену в два раза и переориентировался на внутренний рынок.

— До закрытия границ я работал на туризм. Сейчас у меня все брони заняты двумя видами клиентов: командированными (предприятия же работают) и теми, кто застрял у нас в стране из-за закрытия границ. Цены снизил в два раза по сравнению с докризисными. Сейчас за сутки беру 18−20 долларов и готов, если что, двигаться.

Дальнейшее развитие ситуации Алексей описывает в пессимистичном сценарии.

— Скорее всего, летний сезон мы профукаем, а если и начнется в июне какая-то «движуха», то пока все раскачаются, лето закончится. Осенью, ходят слухи, может случиться вторая волна коронавируса, и тогда вообще непонятно, что будет. Сейчас фактически «краткосрочка» для туризма умерла. Каникулы, на которые решились владельцы квартир, тоже, по сути, ситуации не меняют, потому что непонятно, повторюсь, что дальше. Если месяц-два будет тишина по туристам, то ситуация будет развиваться по принципу домино: хозяева перекинут квартиры на рынок долгосрочной аренды, что вызовет перенасыщение этого рынка и, как следствие, снижение цен. Но поскольку хозяева таких квартир привыкли к суммам в 600−700 долларов, а не, скажем, в 200, квартиры начнут продавать. Как следствие всего этого — перенасыщение вторичного рынка жилья и отскок цен к уровню 1000 долларов за квадратный метр.